NewsIL.RU

Михаил Ходорковский - Отбывающий срок за всех олигархов

 
 
Михаил Ходорковский - Отбывающий срок за всех олигархов
 
 
Михаил Борисович Ходорковский 26 июня 1963 года в Москве в семье Бориса Моисеевича и Марины Филипповны Ходорковских родился сын которого назвали Михаилом. Не мудрено что в семье где мать, и отец были инженерами-химиками, Михаил с детства любил химию и даже закончил школу с углублённым преподаванием этого предмета. Поэтому, в 1981 году, сразу после окончания школы, Михаил Ходорковский поступил в Московский химико-технологический институт имени Д. И. Менделеева. После окончания занятий в институте работал плотником, но не смотря на работу он всегда был лучшим студентом курса.

В 1986 году Михаила Ходорковского избрали членом Свердловского районного комитета ВЛКСМ. Тогда же, он, вместе с своими сокурсниками организовал молодёжное кафе где вечерами проходила дискотека. В последствии кафе было преобразовано в Фонд молодёжной инициативы.

Закончив в том же 1986 году с отличием МХТИ и получив диплом инженера-технолога он сразу же подал документы и сдав экзамены поступил в Институт народного хозяйства имени Г. В. Плеханова.

В 1986 Михаила Ходорковского избрали заместителем секретаря Фрунзенского районного комитета ВЛКСМ. А параллельно с учёбой он успевал работать учителем. В 1987 году, Ходорковский вместе с друзьями создали на основе Фонда молодёжной инициативы Межотраслевой центр научно-технического творчества молодежи (НТТМ) при Фрунзенском райкоме ВЛКСМ. В 1988 году Ходорковский закончил институт народного хозяйства и получил диплом химика-технолога и финансиста.

После знакомства Михаила Ходорковского с Голубовичем у НТТМ появилась возможность создать кооперативный банк, который был открыт в 1989 году: Фрунзенское отделение Жилсоцбанка СССР и НТТМ учредили КИБ НТП (Коммерческий инновационный банк научно-технического прогресса). А в 1990 году КИБ НТП, выкупив у Моссовета НТТМ, переименовывался в Межбанковское объединение "МЕНАТЕП" (сокращение от "Межбанковское объединение научно-технического прогресса" или "Межотраслевые научно-технические программы"). Михаил Ходорковский стал председателем правления "Менатепа". В том же 1990 году "Менатеп" одним из первых среди коммерческих банков России получил лицензию Госбанка СССР, а Ходорковский стал советником премьер-министра России Ивана Силаева, а также наладил отношения с министром топлива и энергетики Владимиром Лопухиным.

В марте 1992 года Михаил Ходорковский занял должность президента Фонда содействия инвестициям в топливно-энергетический комплекс с правами заместителя министра топлива и энергетики.

В 1995, по завершении, так называемой, "ваучерной" приватизации, экономика России, была в удручающем состоянии и руководство страны не нашло ничего лучше, как обратиться за кредитами к наиболее крупным коммерческим банкам. В качестве гарантии выплаты по кредитам банки потребовали предоставить им контрольные пакеты предприятий, которые государство хотело оставить себе. Поэтому стороны договорились что если через год государство не сможет расплатиться по кредитам, то эти предприятия будут проданы банкам.

Спустя год, государство не смогло расплатиться, и пакеты акций компаний: "ЮКОС", "Норильский никель", "Сибнефть", "Сургутнефтегаз", "ЛУКОЙЛ", "СИДАНКО", "Мечел", "Нафта-Москва", Новолипецкого металлургического комбината, Мурманского и Новороссийского морских пароходств, Туапсинского морского торгового порта и Северо-Западного пароходства перешли в частные руки. "Менатеп" оказался одним из нескольких банков, который участвовал в сделке.

Вот как газета "Известия" описывала то событие: "Самым лакомым куском на аукционе был |ЮКОС" вторая по величине нефтяная компания в России, а по запасам нефти первая. Первый зампред председателя правления |МЕНАТЕПа" Константин Кагаловский заявил: |ЮКОС" будет нашим". Свои претензии на "ЮКОС" выдвинул и консорциум из Инкомбанка, Альфа-Банка и банка "Российский кредит". Последние предложили за акции "ЮКОСа" 350 млн долларов. Но регистрацией участников аукциона заведовал "МЕНАТЕП" заявка конкурентов принята не была по формальным причинам. В итоге 45 процентов акций "ЮКОСа" достались представляющей "МЕНАТЕП" подставной фирме за $159 млн всего на $9 млн больше стартовой цены. Дальше "МЕНАТЕП" поступил с "ЮКОСом", как питон, неторопливо натягивающий свое тело на жертву. К 45 процентам акций добавились ещё 33, полученных по инвестиционным торгам. Потом последовала дополнительная эмиссия акций, которая ещё больше уменьшила долю государства в компании. К осени 1996 года "МЕНАТЕП" владел 90 процентами акций "ЮКОСа". Спустя годы Счётная палата РФ в отчёте о проверке результатов приватизации напишет: "Таким образом, сделки кредитования Российской Федерации под залог акций государственных предприятий могут считаться притворными, поскольку банки фактически |кредитовали" государство государственными же деньгами. Минфин России предварительно размещал на счетах банков - участников консорциума средства в сумме, практически равной кредиту, а затем эти деньги передавались Правительству Российской Федерации в качестве кредита под залог акций наиболее привлекательных предприятий. В результате банки, |кредитовавшие" государство, смогли непосредственно либо через аффилированных лиц стать собственниками находившихся у них в залоге пакетов акций государственных предприятий".

После того как Михаил Ходорковский купив ЮКОС, он оставил банковское дело и начал заниматься развитием нового, промышленного бизнеса. ОН принял компанию с большими долгами как по выплате заработной платы так и по налоговым платежам, так как прежнее руководство, зная о скорой смене власти, заключало заведомо невыгодные для компании, но зато выгодные для них, договоры. В сложившейся ситуации Ходорковский пошёл на крайние меры: сменил руководство на важных участках, ужесточил финансовый контроль, расторг невыгодные контракты, и так далее...

После небезызвестного дефолта 1998 года, практически все западные бизнесмены побаивались вести дела с Россией. Ходорковский стал одним из первых российских олигархов, который понял, что для ведения глобального бизнеса необходимы иностранные инвестиции. Как писала "The Financial Times", "к началу нового столетия многие из российских олигархов осознали, что им необходимо избавиться от негативной репутации на Западе и |позиционировать" себя по новому - в качестве законопослушных бизнесменов. Чтобы улучшить имидж своих клиентов и всячески рекламировать их новообретённую |легитимность", были привлечены лондонские и вашингтонские пиаровские фирмы. Защитники олигархов признавали, что те овладели российскими государственными предприятиями с помощью весьма сомнительных методов и сколотили в ходе этого гигантские состояния. Но, утверждали они, подобно 'баронам-разбойникам' в Америке XIX века, впоследствии они станут столпами нового российского делового истэблишмента."

Журнал "Эксперт" писал: "Вертикальная интеграция в сочетании с трансфертными ценами и региональными льготами использовалась большинством сырьевых компаний. То, что другие не попались (или получили существенно меньшие налоговые претензии), не говорит о больших талантах их юристов и бухгалтеров. Просто ЮКОС стал чемпионом не только в корпоративном управлении, но и в масштабах применения методов налоговой оптимизации, и в деятельности по законодательной и пропагандистской защите своей деятельности. Применение таких схем, даже прикрытое работой с законодательными собраниями регионов и рекламой ЮКОСа во всех СМИ, не могло не вызывать растущего раздражения налоговиков и губернаторов. Однако служба по связям с общественностью (то есть с властью) компании долгое время успешно блокировала любую борьбу региональных властей с налоговой оптимизацией, в том числе в арбитражных судах".

Налоговая инспекция поначалу закрывала глаза на эти сомнительные налоговые схемы, и лишь после того как сменилась власть на самом высоком государственном уровне, прокуратура получила указание расследовать допущенные нарушения. Это уголовное расследование и последовавшее за ним судебное разбирательство руководителей ЮКОСа было начато с целью, во первых, вернуть ЮКОС в государственную собственность, а во вторых, показать другим олигархам, что ситуация в стране изменилась.

Закончилось всё тем что 25 октября 2003 года Михаил Ходорковский был арестован в новосибирском аэропорту "Толмачёво" по обвинению в хищениях и неуплате налогов и других экономических преступлений. А 31 октября 2003 года Генеральная прокуратура России арестовала и акции ЮКОСа тоже.

На момент ареста акций Ходорковский считался самым богатым человеком в России а в списке журнала Forbes занимал 16 место.

Одно время Михаил Ходорковский даже рассматривался некоторыми политиками и предпринимателями как потенциальный кандидат на пост президента России.

В мае 2005 года Мещанский районный суд Москвы признал Ходорковского виновным в мошенничестве, присвоении чужого имущества, неуплате налогов и других преступлениях, и был осуждён на 9 лет лишения свободы сразу по нескольким статьям Уголовного кодекса. Через четыре месяца кассационным определением Московского городского суда от 22 сентября 2005 года срок был снижен до 8 лет.

Правозащитные организации и некоторые общественные деятели расценили приговор как преследование по политическим мотивам, инициированное российским политическим руководством в качестве мести Ходорковскому за его финансовую поддержку оппозиционных партий, таких как КПРФ и "Яблоко". То что Ходорковский политический заключенный считает Парламентская ассамблея Совета Европы и некоторые российские и зарубежные политики.

До середины декабря 2006 года Михаил Ходорковский отбывал наказание в исправительной колонии общего режима города Краснокаменск в Читинской области, а затем вместе с Платоном Лебедевым был переведён в читинский следственный изолятор. Там ему предъявили новые обвинения в рамках нового уголовного дела о хищении нефти.

В самом конце 2010 года, 30 декабря суд признал Михаила Ходорковского и Платона Лебедева виновными по статьям 160 и 174 часть 1 и постановил приговорить их к 13,5 годам заключения по второму делу ЮКОСа.
Новость опубликована 6-01-2011, 16:11, ее прочитали 1822 раз(а).
Комментарии к новости
Другие новости по теме