Суд разрешил Ангелине Хачатурян общаться с друзьями без разрешения следователя

На Украине сторонники новой церкви опечатали храм УПЦ
Кэтрин-Зета Джонс — основной инстинкт Майкла Дугласа
В Калифорнии ликвидировали самый разрушительный пожар в истории

Нешуточные страсти продолжают кипеть вокруг обвиняемых в убийстве отца сестер Хачатурян, которых Басманный суд ранее освободил из-под стражи и назначил им относительно новую меру пресечения — запрет на определенные действия. Это явно продемонстрировал процесс 17 октября в Мосгорсуде, на котором сторона обвинения пыталась обжаловать более мягкую меру для девушек и вернуть их в СИЗО.

Суд разрешил Ангелине Хачатурян общаться с друзьями без разрешения следователя

Ангелину, Крестину и Марию в Мосгорсуде, где рассматривались апелляционные жалобы на их новые меры пресечения, охраняла целая армия судебных приставов. В какой-то момент вокруг девушек собрались шесть приставов и три сотрудника ФСИН.

Первой в суде оказалась Ангелина. Девушка подошла к залу и скромно села на лавочку рядом. Неожиданно около нее появилась средних лет женщина и достала смартфон.

— Уберите телефон! Я вас сейчас выведу из суда! — жестко пресек любые попытки запечатлеть девушку судебный пристав.

— Вы что это, преступниц и убийц защищаете? — бросилась в атаку незнакомка, которая оказалась приглашенной от потерпевшей стороны дальней родственницей.

Сотрудница ФСИН моментально подхватила Ангелину, и уже через секунду обе сели на другую лавочку.

Через некоторое время в коридоре появились сестры Ангелины — Мария и Крестина. Последней приехала их мама. Крепко обняв каждую из дочерей, очень бледная, с испуганным взглядом, женщина первый раз улыбнулась. Семейную идиллию снова нарушил адвокат потерпевших — Георгий Чугуашвили. Мужчина неожиданно возник рядом с сотрудницей ФСИН и попытался выяснить ее фамилию.

— Вы почему допускаете между сестрами общение? — накинулся адвокат на женщину. Приставы попытались успокоить защитника, но тот не сдавался.

— Я представляю интересы потерпевшей стороны и обязан зафиксировать данные нарушения! — не унимался представитель потерпевших.

Девушек моментально развели по разным углам. Впрочем, родственники со стороны умершего (около пяти человек) еще не раз пытались напомнить девушкам обстоятельства, из-за которых те оказались в суде. «Убийцы!», «преступницы!» —время от времени доносилось с их стороны.

Кстати, девушки, похоже, весьма неплохо освоились и чувствовали себя нормально — по крайней мере со стороны выглядели как обычные подростки: улыбались, обменивались взглядами с друзьями и родственниками, которые пришли их поддержать.

Только один раз на лице Ангелины появилась тень тревоги.

—Где мама с Марией? — спросила девушка у адвоката.

— Вниз пошли, — ответил ей защитник, который, к слову, постоянно разъяснял непонятные моменты в суде.

Итак, жалобу на меру пресечения несовершеннолетней Марии было решено рассматривать на третьем этаже, отдельно от остальных девушек. Жалобы на меры пресечения Крестине и Ангелине рассматривали одну за другой этажом выше. Первой в зал вошла Ангелина. Следом за ней нырнули сестра погибшего — крупная женщина восточной внешности Наира Хачатурян и ее супруг, нервно перебиравший четки в ожидании процесса, Геннадий Мусаелян.

Примерно через час журналистов пригласили на оглашение решения.

С первых слов судьи стало понятно, что девушек оставят дома — в основной части судья оставила решение Басманного суда без изменений.

— Постановление Басманного суда в части меры пресечения оставить без изменений, — зачитала судья.

Кроме того, Мосгорсуд разрешил девушке общаться с лицами, не связанными с производством уголовного дела, без разрешения следователя.

Ангелина, которая на этот раз сидела в зале, рядом со своим защитником, решение восприняла почти равнодушно, зато ее адвокат, кажется, был рад.

Следом суд рассмотрит меру пресечения Крестине.

Читайте материал: "Мать сестер Хачатурян рассказала о жизни дочерей после СИЗО"

Источник

COMMENTS

WORDPRESS: 0
[an error occurred while processing the directive]