«Синтюрева невиновна, соглашаться на полиграф — безумие»: депутату Жигареву оппонирует адвокат

Жена Павла Мамаева удалилась из «Инстаграма»
В МИД заявили о подготовке к судебному процессу по россиянке Бутиной
Соц. сети — беда и выручка

В скандальном деле избитого депутата от ЛДПР Сергея Жигарева и его экс-любовницы Ольги Синтюревой едва ли не каждый день появляются все новые извилистые повороты. С одной стороны, народный избранник пишет заявления в полицию о поступающих ему угрозах. С другой, Ибрагим Дудаев (тот самый парень, который, по версии следствия ему надавал тумаков) заявил о давлении на него со стороны самого Жигарева. Самое важное в рассказе Дудаева, который сейчас находится в СИЗО «Бутырка»: якобы его склоняли к оговору Синтюревой, обещая взамен свободу.

Снимет ли обнародование этих фактов обвинения с самой Синтюровой? Что вообще ждет девушку, особенно с учетом того, что недавно выяснились новые и, прямо скажем, не очень приятные подробности ее биографии? Об этом мы спросили ее адвоката Александра Гофштейна (к сведению, именно он защищал бывшего Председателя Верховного Совета СССР Анатолия Лукьянова по делу ГКЧП, врачей по “делу трансплантологов», легенд криминального мира Япончика и Шакро).

«Синтюрева невиновна, соглашаться на полиграф — безумие»: депутату Жигареву оппонирует адвокат фото: Соцсети Ольга Синтюрева

СПРАВКА «МК»: Инцидент с избиением депутата Жигарева произошел 8 июля на улице Полины Осипенко. Народный избранник в машине выяснял отношения с 24-летней моделью Ольгой Синтюревой, собираясь расстаться с ней. Неожиданно подбежавший к авто мужчина кавказской наружности открыл дверь, вытащил оттуда Жигарева и надавал тумаков. Позднее за нападение был задержан Ибрагим Дудаев.

— Александр, как модель оказалась в числе первоочерёдных ваших клиентов и кто оплачивает её счета за ваши, надо думать, не дешевые услуги?

-Оказалась также, как и прочие лица, которым я оказываю юридическую помощь: сама обратилась за защитой. Ну а вопросы оплаты моего труда составляют адвокатскую тайну.

— Хорошо, тогда ответьте на главный вопрос: почему у вашей подзащитной столь противоречивые показания? Сначала Синтюрева заявила, что не знает, кто напал на Жигарева, при повторных сказала, что познакомилась с Дудаевым 5-го июля, дальше вообще отказалась давать показания по 51-й статье. Чему верить? И какова ее версия произошедшего сейчас?

-У вас неверная информация о содержании показаний. При всех допросах я присутствовал. Она была последовательна и говорила лишь одно: невиновна, никаких преступлений не совершала. Эта позиция не изменилась.

— Уходите от ответа. Но может быть тогда скажите что-то о её принадлежности к представителям известной древней профессии. Она продолжает заниматься этим и сейчас?

— Не имею ни малейшего представления. Но предположу, что вряд ли парламентарии столь неразборчивы.

— Считаете ли вы, что кража из квартиры и организация нападения на Жигарева — звенья одной цепи?

-Убежден в обратном: Синтюрева не совершала кражи и не участвовала в нападении.

— Отправляла ли Ольга сообщение с угрозами?

— Конечно, нет. Несколькими судебными решениями признано, что Синтюрева не нарушала подписку о невыезде и надлежащем поведении.

— Кого в дуэте «Синтюрева и Дудаев» считаете главным?

— Не было ни дуэта (концертный термин — ваш), ни группы, ни сговора.

— Постойте, но если не было состава преступления по статье УК РФ «Кража», то почему Синтюрева скрывалась два дня и не ночевала дома и сама не пришла в полицию объясниться?

— Статьей 188 УПК России установлен порядок вызова на допрос, предусматривающий вручение повестки, в которой указывается, кто и в каком качестве вызывается, к кому и по какому адресу, дата и время явки на допрос, а также последствия неявки без уважительных причин. Ни одной повестки не было. И упреки по этому поводу надуманны. Поэтому ни один следственный либо судебный орган претензий на этот счет и не высказывал.

— Если Дудаев не действовал по заранее намеченному плану, нападая на Жигарева, то почему сразу после нападения, сбросил телефон и ударился в бега?

— О тех действиях, что выговорите, равно о том, совершены ли они в действительности и кем, мне неизвестно ничего.

— Чем подтверждается публично озвученная версия, что якобы Жигарев давит на следствие и суд?

— Передо мной документы из уголовного дела. Их анализ приносит занятные результаты. Судите сами: уголовное дело возбуждено 9 июля 2018 года следователем ОМВД «Арбат» Сусановым. 14 июля дело у него забирают в УВД Центрального административного округа «в целях равномерного распределения нагрузки между следователями». Более того, создают следственную группу из 8 (!) следователей. Юристы-практики знают, что такое встречается редко даже по делам о серийных убийствах и многомиллиардных хищениях. А тут – 1 эпизод кражи, «бытовуха»… Проходит неделя и задача «равномерно распределять нагрузку» вроде как отмерла: 23.07.18. дело возвращают в ОМВД «Арбат», тому же одиночке Сусанову. Поисковый кулак из 8 следователей уже не нужен. Не спешите с выводами. Как показало дальнейшее развитие событий, эта чехарда потребовалась лишь для того, чтобы создать возможность обратиться именно в Пресненский суд (на его территории находится ОМВД Арбат, а УВД ЦАО обслуживает суд Таганский) с ходатайством о заключении Синтюревой под стражу. Очевидно, чем-то «приглянулась» Пресня стороне обвинения. И хотя Пресненский суд в тюрьму не посадил, — под домашний арест все-таки поместил. Причем, все в один день – 23 июля 2018 года (Московский городской суд впоследствии домашний арест отменил как незаконный). А буквально на следующие сутки начальство опять озаботилось «равномерностью распределения нагрузки», и дело вновь перекочевало в УВД ЦАО в распоряжение обширной следственной группы. Неужели кто-то всерьез считает происходящую вакханалию случайностью, а не результатом непроцессуального воздействия на следствие?

фото: instagram.com

А вот другой документ – выполненное на красочном бланке депутата Госдумы заявление потерпевшего Жигарева в УВД ЦАО о якобы поступившей ему угрозе. Но ведь ему не как депутату угрожали (если угрожали), не за законопроектную деятельность… По его собственному мнению, страсти продолжают кипеть внутри любовного треугольника. Тогда причем тут депутатский статус потерпевшего и его депутатский бланк? Ответ простой: чтобы лицо, которому обращение Жигарева адресовано, ни на секунду не забыло, что перед ним — носитель власти, а не простой смертный, которого в УВД дальше турникета-то могут и не пустить, не рядовой наш соотечественник, который подошвы сотрет, прежде чем добьется возбуждения дела о краже, бытовом насилии, порой, о надругательстве над ребенком. Бланк, как атрибут государственной власти, должен включать ее обладателю зеленый свет всегда и везде. Элита – что уж тут скажешь.

— А почему Синтюрева отказалась пройти полиграф?

— Соглашаться на предложенный и организованный ТАКИМ следствием полиграф – было бы безумием, не говоря уж о юридической ничтожности этого, с позволения сказать, исследования.

-Под конец вы разговорились, так может скажите, каких новых поворотов нам ждать в этом громком деле?

-Надеюсь, прокуратура даст свою оценку действиям депутата. Каким образом он смог пообщаться с Дудаевым после его задержания? Не злоупотребил ли он своими депутатскими полномочиями? На каком основании он звонил родным Дудаева и предлагал «сделку»? Имел ли он право обещать свободу взамен оговора? Я уже не говорю про то, что просить оговорить девушку- это просто не по джентльменски.

Комментарий адвоката Дудаева Дмитрия Качинского:

-Давление на моего подзащитного оказывалось с момента его помещения в УВД по ЦАО (его туда привезли из Чечни, где задержали). В кабинет пришел Жигарев, стал говорить: и дело уголовное закроют, и Ибрагима сразу отпустят, если он скажет, что Синтюрева совершила кражу. Дудаев отказался. Он сказал, что никого не будет оговаривать. Тогда Жигарев позвонил его дяде в Грозный, дал гарантии, что если тот убедит племянника, то Ибрагима отпустят. Дядя попросил передать трубку Дудаеву, спросил — правда ли, что девушка украла? Ибрагим ответил, что нет. Тогда он посоветовал дождаться адвоката, то есть меня.

Источник

COMMENTS

WORDPRESS: 0
[an error occurred while processing the directive]