Брак по дружбе»: Белоруссия потребовала компенсации от российских нефтяников

Рассекречен план украинского правительства двукратно повысить цены на газ
Рост российской экономики снова обеспечат за счет населения
ЦБ предложил россиянам легальный способ не платить ипотеку

Очередной виток российско-белорусской «нефтяной войны» вызвали заявления Минска. В рамках своего ежегодного послания к белорусскому народу и парламенту президент страны Александр Лукашенко объявил о намерении «не ходить с протянутой рукой ради нефти» и покупать «черное золото» у альтернативных источников. Почти сразу за этим заявлением последовало аналогичное, но уже от бизнеса: Белоруссия будет требовать от российской стороны компенсацию за якобы произошедшее ухудшение качества поступающей нефти. Хлесткая риторика свойственна главе соседнего государства в периоды острых фаз торговых баталий. Однако, исчерпав запас колкостей, он обычно выказывает готовность к компромиссу. Похожий сценарий воплотился и на этот раз: буквально через несколько часов после эмоциональных отповедей последовало не менее эмоциональное признание в любви: «Искренне говорю, Россия — это, можно сказать, оплот нашего суверенитета».

Брак по дружбе»:  Белоруссия потребовала компенсации от российских нефтяников Алексей Меринов. Свежие картинки в нашем инстаграм

Скверное качество российской нефти обнаружилось аккурат после заявлений главы Белоруссии отказаться от покупок этого важнейшего сырья в России и поискать альтернативных продавцов. Глава концерна «Белнефтехим» Андрей Рыбаков сообщил, что на Мозырском нефтеперерабатывающем заводе выявился «брак» поступающей нефти: в некоторых пробах содержание хлорорганических соединений показало превышение в 100 раз. На выходе продукты из такого сырья могут обладать «высокой коррозионной агрессивностью», пояснил Рыбаков. С российского поставщика — «Транснефти» — белорусская сторона будет требовать компенсацию. Пока в туманном объеме «десятков миллионов долларов».

Угрозу президента Белоруссии относительно альтернативных источников покупки нефти российские эксперты все же просчитали с точки зрения экономики. Теоретически речь может идти о поставках из Венесуэлы либо Ирана. Но это дорогая логистика, замедление скорости при транспортировке из портов Литвы. А кроме того, риск подставиться под раздачу со стороны США за взаимодействие с опальными странами. «Заключение контрактов на поставку в авральном режиме означает более высокую цену: покупка «здесь и сейчас» всегда обходится дороже. Наконец, такая чисто технологическая подробность: нефтеперерабатывающие предприятия заточены под определенные сорта, так что «некачественную» Urals все равно придется подмешивать, чтобы все работало: это как с солью в супе — отдельно ее есть никто не будет, но суп без нее — помои», — объясняет финансовый эксперт Михаил Беляев.

Исходная же причина всех апрельских уколов белорусским зонтиком (наша сторона огрызнулась яблочным эмбарго: с 12 апреля действует запрет на поставку некоторых фруктов от соседей) состоит в том, что вследствие некоторых российских новаций — так называемого налогового маневра — Белоруссия получит меньше прибыли от транзита нашей нефти. Ее потери в течение ближайших шести лет оценивают в $10,8 млрд. После подсчетов белорусская сторона обратилась к России с просьбой повысить транзитные тарифы, но понимания не встретила.

А если совсем по гамбургскому счету, то все эти разборки не про торговлю вообще и не про нефть в частности. «Потенциал интеграции между нашими странами, заложенный еще в советские времена, близок к исчерпанию. Но потенциал на новом этапе развития — колоссальный. Он, правда, подразумевает некоторые политические решения, которых глава Белоруссии боится, в которых ему чудится жертва суверенитетом. А потому процессы интеграции в новом формате он оттягивает. Как только вырисовывается необходимость следующего серьезного шага, он находит какие-то зоны трения и переключает на них внимание», — объясняет Беляев.

Впрочем, на подходе — до конца апреля — выдача Белоруссии российского кредита в $600 млн (при общем объеме уже имеющегося долга в $6,5 млрд). Такие обстоятельства обычно отрезвляют. Так, через несколько часов после громогласных «альтернативных» фантазий Лукашенко заявил агентству «Белта»: «Не дай бог, что-то случится, я до сих пор считаю, что мы с Россией будем в окопах вместе».

Источник

COMMENTS

WORDPRESS: 0
[an error occurred while processing the directive]