G20… Что не показали экраны телевизоров

Агентство Moody’s понизило рейтинги 15 крупнейших мировых банков
Рейтинг Masterforex-V: трейдеры определят микро-брокера на звание лучшего в 2012 году
Рост цен нефти не остановит снижение рубля

G20... Что не показали экраны телевизоровG20 населяют Австралия, Аргентина, Бразилия, Великобритания, Германия, Евросоюз, Индия, Индонезия, Италия, Канада, Китай, Мексика, Россия, Саудовская Аравия, США, Турция, Франция, ЮАР, Республика Корея и Япония.
Это — 3 важнейшие валюты мира (доллар, евро и фунт) и 2 валюты-убежища (иена и швейцарский франк), а также юань, который стоически переносит удары судьбы и не сгибается под давлением США и Евросоюза. Это помогает ему держать привлекательность своей, вообще говоря, серой – в смысле технологий, экономики.
G20 – это поставщики углеводородов, мировые лидеры по добыче нефти — Россия и Саудовская Аравия — против покупателей. Хотя не стоит забывать, что США добывают примерно столько же нефти (7-9 млн баррелей в сутки), но, в отличие от лидеров, не продают, а наоборот, еще столько же приобретают.
Саудовская Аравия, как и ее арабские соседи, страна с углеводородной экономикой. Однако, в отличие от России, которая в одиночку и достаточно успешно бьется на мировом рынке нефти, Саудовская Аравия представляет OPEC – Организацию стран—экспортеров нефти (The Organization of the Petroleum Exporting Countries). По форме, это – картель, то есть, монополистическое объединение, диктующее цены на нефть и, фактически, один из крупнейших биржевых игроков. В OPEC входят 12 стран, 10 из которых – страны ислама.
Странам OPEC принадлежит (примерно) две трети мировых запасов нефти, 40% мировой добычи и половина мирового экспорта нефти. Любопытно, что из крупнейших производителей пик нефти еще не пройден только странами OPEC — за исключением Венесуэлы, а среди прочих нефтедобытчиков — Канадой.
В России пик нефти был пройден еще в советские времена — в 1988 году. В новейшей истории страны постоянный рост добычи наблюдается с 1998 года, и, по мнению российских ученых, в 2007—2008 годах пик был достигнут.
Однако логика подсказывает – предела в таком деле, как добыча нефти, быть не должно. Ученые знают — нефть в недрах Земли постоянно пополняется. А вот чего не хватает, так это геологических исследований и изысканий – на них российские нефтедобытчики тратятся неохотно.
Саммит G20 – это развитые страны против стран третьего мира и их зачастую бессмысленных союзов. В частности, не работает по специальности БРИК, по иронии судьбы рожденный в ноябре 2001 года начинающим аналитиком инвестиционного банка Голдман-Сакс Джимом О’Нейлом.
В БРИК входят Бразилия, Россия, Индия и Китай, и к ним хочет присоединиться слабеющая на глазах ЮАР, ожидающая дополнительный резкий спад экономики на почве расслоения общества по признаку цвета кожи. Причем, на этот раз, отторгаются белые, в отношение которых, по мнению политологов, проводится настоящий геноцид.
G20 – это поле, как правило, мелких, по большей части – теоретических, сражений. Серьезные вопросы на сцену G20 не выносятся – их решения в этом формате просто не существует – столь различны интересы членов «20». Но сам факт участия в саммите позволяет руководителям стран явить себя своему народу в ореоле победителя. Если вы проанализируете телевизионные итоги участия некоторых стран на их государственных ТВ, будете сильно удивлены — оказывается, каждая из них внесла решающую роль. Во что?
В этом году главной проблемой была объявлена война валют. Война, которой не было. А не было потому, что валюты «воюют» не с помощью своих экономик, а при активном участии мировых биржевых спекулянтов. Скажем, с кем воюет рубль? Кто с ним знаком на Западе? Никто…
Кто же они, эти спекулянты? Банки, в том числе, и государственные, крупные корпорации, важные события — чемпионаты мира, Олимпиады, даже сами саммиты. О какой логике валют или их соотношении может идти речь?
И все же, они собираются вместе. Почему?
Если разделить G20 по принципу «избранных» и стран третьего мира, или развивающихся стран, то сравнение не всегда в пользу первых. Но, скажите – куда и во что прикажете мировым лидерам вкладывать средства?
В рейтинге привлекательных для инвестиций стран заметен БРИК — Китай (33%), Бразилия (31%) и Индия (29%), они опережают США (23%) и Африку (11%).
Россия – шестая по привлекательности инвестиций, а вот страны Евросоюза и Япония – непривлекательны.
США накануне саммита, судя по всему – намеренно, объявили о решении купить ценные бумаги своего казначейства на $600 млрд, что ведет к снижению курса доллара, а значит, повышает привлекательность американских товаров на мировых рынках. И на саммите ожидалась небольшая «войнушка».
Но Китай, который руками и ногами вцепился в юань, не желая его отпускать в свободное плавание, намек США понял с полуслова. И среагировал – несколько ослабил свою валюту. Не помогло, и Китай быстро сориентировался — часть экспортного потока товаров обещал перевести внутрь страны – своим родным потребителям. Правда, что они могут купить на свои гроши — не очень понятно.
И все вздохнули с облегчением, посчитав, что дело сделано – «развитые» больше продадут своих товаров – несмотря на то, что они дороже.
Что же «родили» трудяги-лидеры G20? Лозунг — попытаться найти выход из валютного тупика и торговых дисбалансов в течение следующего года. Найдут? Нет, конечно – уж слишком разнятся интересы как всех в отдельности, так и групп, и даже внутри них. Причина – страны, их экономики, их валюты – несопоставимы. И выработать универсальные индикаторы – невероятно сложно.
Но надо понимать природу первых лиц стран – им важнее не опростоволоситься, не заработать какое-нибудь прозвище, не потерять имидж. И потому, все вздохнули с облегчением, несмотря на то, что саммит закончился ничем.
А вот что да – удалось, так это создать видимость прогресса: в итоговом Коммюнике все гладко, чинно, красиво, призыв к странам избегать конкурентной (искусственной) девальвации валют и стремиться к рыночной валютной системе, повышать гибкость валютных курсов, которые должны отражать фундаментальные показатели экономики. Как это сделать? Не сказано.
И часть честной компании, вместе с проблемами, переехала из Кореи на другой саммит – АТЭС, в Японию. Здесь у России нефтяных конкурентов уже нет…
Но это – совсем другая история. И тоже – с хорошим концом.

Алексей Берениус

COMMENTS

WORDPRESS: 0
[an error occurred while processing the directive]