NewsIL.RU
NewsIL.RU » Новости » Аналитика » Лидерство Турции в мусульманском мире: миф или реальность?

Лидерство Турции в мусульманском мире: миф или реальность?

 
 
Лидерство Турции в мусульманском мире: миф или реальность?
 
 
Премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил два дня назад на проходящей в Бейруте конференции Союза арабских банков, что если Израиль атакует Ливан или же сектор Газы, Анкара не останется в стороне.
"Неужели Израиль полагает, что если он вторгнется в Ливан, чтобы убивать женщин и детей с помощью самого современного оружии мы будем безучастно наблюдать за этим? Или смиримся с тем, что дети Газы становятся жертвами фосфорных и кассетных бомб? Нет, мы не будем молчать, а будем добиваться справедливости всеми дбостаупными нам способами", – цитирует агентство APF слова турецкого премьера.

Напомним, что ранее на этой неделе Эрдоган в ходе встречи в турецкой столице предупредил ливанских политиков о возможной атаке Израиля со стороны южных границ. Он также заявил, что еврейское государство представляет угрозу для мира, применяя неоправданную силу против палестинцев, нарушая воздушные и водные границы Ливана и отказываясь рассекретить свою ядерную программу, и призвал Совбез ООН оказать на Израиль такое же давление, какое он оказывает на Иран.
Активная позиция турецкой дипломатии в таких накаленных региональных вопросах, как ядерная программа Ирана и мирное урегулирование палестино-израильского конфликта, привела к тому, что премьер-министр страны Турции сегодня приобрел известность среди арабов в качестве «героя арабского мира». Это было связано с несколькими политическими событиями. Так, правительство Турции весьма серьезно отреагировало на совершенную в мае 2010 года израильскую атаку на турецкое судно «Мави Мармара» во время которой погибли 9 турецких граждан. Анкара назвала действия Израиля «преднамеренным нападением». Через несколько дней после этого события турецкий премьер во время пресс-конференции заявил, что «Израиль должен заплатить за пролитую кровь мучеников».

Это сегодня факт, что жесткая турецкая позиция в этом вопросе стала причиной усиления давления западного сообщества на Израиль, что еще более сблизила Турцию с арабским миром и другими мусульманскими странами. Так издающаяся в Лондоне газета «Дар эль-Хаят», указывая на активные дипломатические усилия Турции в пользу Палестины, в одном из последних номеров написала, что для Турции было бы лучше вернуться во времена Османской империи и взять на себя роль мирового исламского халифата.
Очевидно, для завоевания еще больших симпатий со стороны арабов премьер-министр Редже́п Эрдоган на недавнем экономическом совещании с участием Турции и 22 арабских государств, заявил: «Турок не может жить без араба. Араб – это левый глаз турка».
С этой точки зрения не случайно, что развитие экономических отношений с государствами региона видится турецким политикам в качестве одного из механизмов усиления влияния Анкары в региональных вопросах. Исходя из этого, в своей внешней политике Турция уделяет все большее внимание прогрессу в области экономических проектов.Недавно представители турецкого правительства высказали мнение о необходимости создания свободной торговой зоны между Турцией и арабскими странами. По замыслу авторов инициативы, такая зона облегчила бы торговый оборот и передвижение граждан ее государств-членов, что стало бы положительным шагом в деле укрепления экономических связей между Турцией и арабским миром. В этой связи глава турецкого внешнеполитического ведомства заявил: «Нам хотелось бы, чтобы транспортное средство, покинувшее Турцию, могло достичь Марокко без каких-либо пограничных барьеров».

Интерес Анкары к межрегиональному экономическому сотрудничеству вполне объясним. Сегодня Анкара намерена взять инициативу в свои руки и, путем налаживания экономических отношений со странами региона, с одной стороны, ослабить влияние западных держав на соседей Анкары, а с другой – уменьшить угрозу безопасности региона. Экономические проекты представляются для достижения этих целей наиболее предпочтительными. Так, министр иностранных дел Турции Давутоглы уверен в том, что «опора на экономику – это лучший путь для достижения мира» в регионе.
Торговые связи между Турцией и арабскими государствами, в которых проживает почти 350 млн. человек, в последние годы серьезно усилились. Очевидно, что сегодняшняя идея Анкары о создании «зоны свободной торговли на Ближнем Востоке» еще больше улучшит состояние торговых взаимоотношений в регионе. Наверняка в подобном – экономическом - ключе будет осуществляться в обозримом будущем внешняя политика Турции, делающей ставку на развитии экономических отношений со странами региона.


Драматическое заявление официальной Анкары о том, что она пересмотрела список стран, которые угрожают ее национальной безопасности, так называемую «Красную книгу», подтверждает стратегический дрейф Анкары в объятия Ирана и других государств, враждебных Североатлантическому Союзу (НАТО) и США.

«Красная книга» – это секретный документ, определяющий национальную политику безопасности Турции (и обозначающийся аббревиатурой MGSB). Он включает перечень стран, которые представляют, по мнению Турции, внешнюю угрозу ее безопасности. Этот список регулярно обновляется Советом национальной безопасности, который ранее был под председательством военных, а недавно перешел под контроль правящей исламистской Партии справедливости и развития (AKP).
Турция исключила из новой версии списка противников соседнюю Армению, несмотря на продолжающуюся блокаду турками границ этой страны из-за Нагорно-Карабахского конфликта, разногласий в вопросе о геноциде армян, и трений по поводу возможных территориальных претензий Еревана.

Наряду с Россией, Турция исключила из списка противников также Ирак и Сирию. И это при том, что ситуация в Ираке нестабильна и север страны является базой курдского терроризма и Курдской Рабочей партии (PKK в английской аббревиатуре). Стоит напомнить, что позиции «Аль-Каиды» в Ираке все еще сильны, а Сирия давно считается государством-спонсором терроризма, в том числе ливанской террористической организации «Хезболла» и «Хамас». Из списка критических угроз Турции был также удален и Иран, несмотря на международную озабоченность характером его ядерной программы, баллистическим ракетным арсеналом, и угрожающей риторикой, отрицающей право Израиля на существование.
Наконец, Турция поставила Израиль, своего бывшего военно- стратегического и торгового партнера во главу списка как «серьезную угрозу». Турецко-израильские отношения начали стремительно ухудшаться после словесных нападок премьер-министра Эрдогана на президента Шимона Переса на Всемирном Экономическом Саммите в Давосе в январе 2009 года. Пересу 87 лет, и он один из лидеров партии «голубей» в Израиле, так что Эрдоган нарушил все нормы хорошего тона, обвиняя «церемониального» президента в ответственности за операцию «Литой свинец» против ХАМАСа в Газе.

Вызывает сожаление, что в мае 2010 года правительство AKP поддержало флотилию, организованную исламистской организацией IHH в поддержку «Хамаса» в Газе. Операция израильских коммандос на Mavi Marmara, головном корабле флотилии, где девять турецких про-палестинских исламистов были убиты в результате столкновения с израильским спецназом, дали политическому режиму Эрдогана предлог для стремительного разрыва тщательно наработанных связей с Израилем.Занесение Израиля в «Красную книгу», в сочетании с утверждением Турции о том, что действия Израиля могут ускорить ближневосточную гонку вооружений, свидетельствует о том, что Анкара решила окончательно разрушить то, что еще осталось от турецко-израильских отношений.
Турция показала свою враждебность по отношению к верному союзнику США, предпочтя этому «стратегическое партнерство» с Дамаском и Тегераном, а также, по неподтвержденным сообщениям, сотрудничество с Ираном и Сирией в поставках оружия боевикам «Хезболлы». Близость Турции к Сирии, «Хезболле», ХАМАС и Ирану свидетельствует о том, что сегодня эта давняя и надежная союзница Вашингтона в регионе движется в сторону, противоположную тому политическому вектору, который демонстрируют США в арабском мире, а также в отношении ядерной программы Ирана.

Новый курс Турции на международной арене вызывает активное неприятие Вашингтона, особенно когда это касается Израиля и Ирана. На встрече с Обамой в декабре 2009 года в Вашингтоне Эрдоган даже предложил собеседнику посреднические услуги для решения ядерной проблемы Тегерана, подвергнув критике отношение к ней Запада. Многие американские деятели, в том числе госсекретарь Хиллари Клинтон и министр обороны Роберт Гейтс высказывали озабоченность «сползанием Турции на Восток». Эрдоган на это заявил, что «разрыв связей, как с Западом, так и Востоком для Турции было бы невозможным и неправильным».
Для многих политических аналитиков основной вопрос заключается в том, куда будет направлен главный внешнеполитический вектор Анкары? Или Турция и дальше будет стучаться в закрытую дверь Евросоюза, или попытается активизировать свою политику на Ближнем Востоке, или "окунется с головой" в оформление тюркского мира, или может даже примет протянутую ей "руку Москвы". Относительно европейского вектора обозреватели сходятся во мнении, что у Анкары есть все основания обижаться на Евросоюз. На протяжении последних лет Турция делает все, чтобы соответствовать копенгагенским критериям членства в ЕС, а в ответ получает только пустые обещания из Брюсселя. В многочисленных докладах Еврокомиссии постоянно подчеркивается, что Турция значительно продвинулась по пути демократизации, а также выполняет принятые на себя обязательства в связи с вступлением в ЕС, однако при этом замечается, что присоединение Турции к ЕС может произойти не ранее 2013-2018 годов. Основным противником недопущения Турции в ЕС считается президент Франции Н.Саркози. Впрочем, и германский канцлер А.Меркель также неоднократно выражала свои сомнения на счет полноправного турецкого еврочленства. В ответ официальная Анкара не скрывает своего раздражения.Хотя министр по делам ЕС Баджис уверяет, что Турция не собирается менять свой "основной" внешнеполитический вектор, есть все основания полагать обратное.

Несмотря на то, что военное руководство Турции в целом по-прежнему выступает за светскую и прозападную ориентацию страны и декларирует свою преданность основополагающим принципам НАТО, руководство правящей в стране Партии справедливости и развития, похоже, придерживается иных идей. Как результат в последнее время Анкара с невиданной ранее энергией начала расширять свои контакты не с Западом, а с Востоком. В этой связи заслуживает особого внимания ближневосточная "перезагрузка" турецкой внешней политики.

Итак, Анкара выражая непреклонность Израилю, автоматически сближается с Ираном и Сирией. Понятно, что для Турции сейчас поддержка со стороны Дамаска, а также Тегерана — это ключевой элемент как национальной безопасности, так и безопасности правящей элиты страны. Поэтому расчет в общем-то понятен: "сжигая мосты" со своим традиционным региональным союзником — Израилем, — а также охлаждая отношения с "неблагодарными" Евросоюзом и США, Турция приближает к себе своих главных "антикурдских" союзников — Сирию и Иран. Но сия политика многому обязывает. Как, например, то, что Турция оказалась в числе первых стран, поздравивших президента Ирана Ахмадинежада с его переизбранием, а во время своего прошлогоднего визита в Тегеран премьер-министр Турции Эрдоган охарактеризовал иранского лидера как пацифиста (однако?!), обвинил Запад в "неправильном и несправедливом" отношении к Ирану, а пять постоянных членов СБ ООН — в фарисействе. А когда Дамаск с резкой критикой обрушился на Израиль, отвергнув возможность каких-либо контактов со своим юго-западным соседом, Анкара была вынуждена в какой-то мере поддержать сирийцев, с которыми на протяжении последнего десятилетия восстанавливала свои отношения.

Что касается желанного лидерства в мусульманском мире, то и этот факт весьма призрачен. Вряд ли Египет и Саудовская Аравия согласятся с таким ходом событий. Иран и Сирия — союзники, скорее, ситуативные. Для Тегерана и Дамаска Анкара — на данном этапе просто необходимый попутчик. Нельзя отбрасывать со счетов и исторически сложившиеся весьма непростые отношения персов и арабов с турками. Однако при всем этом стало известно, что турецкое правительство больше не намерено иметь никаких дел с нынешним правительством Израиля и сворачивает с ним все свои отношения, в том числе в военной сфере.Думаю, ближневосточная тактика, которую избрала Анкара, является очень рискованной. Стоит ли в такой ситуации "сжигать все мосты" взаимоотношений с Израилем, которые выстраивались годами? На мой взгляд, это был бы опрометчивый поступок. Если не сказать более...
Новость опубликована 28-11-2010, 21:29, ее прочитали 806 раз(а).
 (голосов: 1)
Комментарии к новости
Другие новости по теме