Нефть — террору голова

Могут ли евреи простить немцам Холокост?
Что нового на рынке недвижимости в Санкт-Петербурге?
Китай – дутый лидер

В современном мире, полном конфликтных отношений, лидером списка угроз, или, как сейчас говорят – вызовов, является террор.

Главным источником финансирования террора служат прибыли от продажи углеводородов, и в большей степени — нефти. Тот факт, что террористы, так или иначе, связаны с нефтедобывающими странами, сомнений не вызывает. И понятно — этим странам выгодны любые конфликты, потрясения, взрывы, особенно, такие «объемные» как «11 сентября 2001 года». Ну, а поджог арабского Ближнего Востока – вообще бенефис нефти и ее хозяев.

Но это — в общем, формально, без учета нюансов и деталей, в которых, как известно, и кроется дьявол, и которые в любом конфликте являются самым интересным местом.

Вы вправе спросить – с террором связаны некоторые арабские и мусульманские страны. Но как это относится к России и США – первой и третьей в списке по добыче нефти, они же страдают от террора, пожалуй, больше других?

Это-то и есть нюансы. Безусловно, эти страны к террору абсолютно никакого отношения не имеют. Но, звучит парадоксально – эти страны абсолютно заинтересованы в том, чтобы мир жил в напряжении.

Напряжение – это то, что держит цены на нефть «в пиковом состоянии», наполняет ВВП – особенно, России, у которой нефть – важнейшая составляющая экспорта.

А вот в части нефтяной ценовой политики интересы американских нефтяных компаний схожи с российскими, а экономики — диаметрально противоположные. ВВП США наполняется, в основном, продуктами сферы технологий, в то время как ВВП России в значительной степени зависит от нефти. Соотношение между объемами ВВП – 10 к 1.

США, ежесуточно добывая в разные годы от 7 до 9 млн баррелей нефти, еще столько же и даже больше закупают. Всю нефть США перерабатывают и едва покрывают свои внутренние потребности.

Россия, ежесуточно добывая более 10.5 млн баррелей и лидируя по этому показателю, до 45-48% нефти отправляет на экспорт, остальное — перерабатывает на российских нефтеперерабатывающих заводах. 2/3 полученного на своих НПЗ топлива используется внутри России, треть также уходит на экспорт, как правило, в соседние страны.

При этом Россия проигрывает в части эффективности переработки – процессинг американских НПЗ намного выше российских, то есть, прибыль от переработки 1 тонны нефти в США выше на 40-60%.

Как видите, интересы двух мировых полюсов, гигантов, подчеркиваю — в политическом смысле, не совпадают.

Цены на рынке нефти — это, прежде всего, инвестиционные вложения, а не продукт равновесия между спросом и предложением. Это – инструмент спекуляций инвесторов. Любопытно, что они маскируют свои вполне легальные операции под политические – события в Египте, экономические – кризис, который вызвали, в том числе, цены на нефть, погодные – ураганы с женскими именами в Мексиканском заливе. Есть и другие факторы.

Можно ли назвать нефтедобывающие страны спекулянтами? Нет, но они очень на спекулянтов рассчитывают – интересы стран с действиями спекулянтов, в данном случае, совпадают.

В списке крупных производителей нефти только Россия (12% мировой добычи) и США (9%) — самостоятельные, не входящие ни в какие союзы. Правда, есть еще полтора десятка стран в Африке и Юго-Восточной Азии, добывающих нефть самостоятельно, но с оглядкой на лидеров нефтяного мира. На долю этой группы стран приходится до 25-28% мировой добычи нефти.

Наконец, среди не объединенных ни в какие союзы — европейские страны: Норвегия, Великобритания, Голландия, Италия и другие, на долю которых приходится до 12% неагрессивной нефти. Но они всю добываемую нефть потребляют сами, к тому же, еще и покупают, в основном – у России (север и центр Европы), африканских (юг Европы) и арабских стран.

Любопытно, что «нефтяным монстрам» выгодно держать разрозненные страны на коротком поводке неграмотного существования, диктуя им свою волю в части цен, оборудования, персонала. Чаще всего, долю в этих компаниях приобретают американцы, англичане, голландцы.

В последние годы заметно растет интерес к добыче нефти и газа в этих странах Газпрома – стратегически умной и современной в технологическом отношении российской корпорации.

Среди производителей нефти есть только одна организованная группа – это OPEC — Организация стран экспортеров нефти. На ее долю приходится до 40% мировой добычи.

OPEC — международная межправительственная организация, картель, в который входят 12 нефтедобывающих стран — Иран, Ирак, Кувейт, Саудовская Аравия, Венесуэла, Катар, Ливия, Объединенные Арабские Эмираты, Алжир, Нигерия, Эквадор и Ангола.

Это – арабский проект, в который для прикрытия приглашены две католические страны.

OPEC пытается быть цивилизованным картелем – все благородно, чинно, по правилам. Никто не может заниматься «самодеятельностью» — добывать, сколько пожелает, не соблюдать правил фрахта, поставлять «неугодным», продавать по ценам ниже корпоративных.

Получается? Не у всех: Иран занимается демпингом – продает нефть по цене дешевле биржи, Кувейт, Саудовская Аравия и Эмираты не соблюдают правила разделения продукции со своими партнерами (главным образом — с США и Китаем), Венесуэла позволяет себе заявлять неконсолидированное мнение, из последних — закрытие Суэцкого канала, дескать, взорвет нефтяной рынок.

Взрыв рынка? О, это то, что картелю OPEC абсолютно не надо — картель категорически против роста нефтяных цен. Любопытно, что совсем иначе к этому относятся в России, где на телеканалах взахлеб говорят о росте цены на нефть, забывая сообщать о ее падении. Пропаганда…

А вот российский министр финансов прекрасно понимает опасность нефтяного плена, из которого Россия только-только начинает выбираться в область технологий. И его мнение, представьте себе, анализируют в российском интернете. Но, разумеется, не на ТВ – позволить обывателям знать такое пока нельзя…

Венесуэльский нефтяной министр заявил — если Египет закроет Суэцкий канал, то цена на нефть может взлететь до $200 долларов за баррель…

Если… Может… Мечта недееспособных сырьевых бездельников — нажиться на случайной оказии. Никаких «если», и никаких «может» – не взлетит. А мечтать – не вредно.

Хватит одного мирового кризиса, устроенного, в том числе, ценами на нефть – $140 за баррель весной и летом 2008 года столкнули мир в «пропасть». И вряд ли когда-либо еще мир клюнет на спекулятивный безудержный рост цен.

Мировое сообщество учло сие оружие и приняло меры.

Любопытно, что США – нефтедобывающая страна, имеющая, кроме всего прочего, еще и законсервированные – и немалые, запасы нефти, оказалась лидером — уже в течение многих лет США ежегодно снижают свою потребность в нефти на 5%, заменяя нефтяное топливо альтернативным.

Более того, также поступают практически все развитые страны Европы, сокращая сырьевую зависимость от стран иной – не европейской — ментальности.

Нефть террору голова… Можно ли эту голову оторвать? Нельзя… Мир без нефти пока жить не может – производимое на ее основе топливо движет экономику, то, что дает людям хлеб и жилище. Но одновременно рождает и подпитывает агрессивность, влияние фундаменталистов, их теорий, проповедей, внушающих серой необразованной массе, что они плохо живут из-за Запада – американцев, европейцев.

В послевоенное время — 40-е годы прошлого столетия, сам Бог послал арабским королям и султанам, обирающим до нитки своих подданных, еще и Израиль. В 1948 году, после образования еврейского государства на второй же день арабские страны, заранее сговорившись, напали на страну и были разбиты. Лучшего врага для мусульман придумать было трудно.

Кстати, образом врага пользуются все нефтедобытчики из группы развивающихся стран. Даже самая передовая во всех отношениях среди них — Россия.

Антиамериканизм в России, кроме ТВ, проник даже в интернет, который, казалось бы, является передовой отраслью, базирующейся на американских технологиях, и, по логике вещей, свободен от фальши. Впрочем, антиамериканизм в настоящее время приобрел форму тени ура-патриотизма, который, к сожалению, оттеснил даже новости из новостных программ ТВ — на что, фактически, указал руководителям телеканалов российский президент.

Понятное дело, ТВ – оно для обывателя, то есть, примерно 60% российского электората. Образованные россияне смотрят ТВ весьма выборочно. Впрочем, на российском ТВ есть много интересного на любой вкус и кроме новостей.

Но вернемся к деньгам от продажи нефти, и оплате ими бомб, существования террористов и проведения террористических акций.

Возникает вопрос – а много ли нефти в мире, и каков спрос на нее? Отвечу кратко – вполне достаточно, особенно, у арабских стран.

Есть какая-то несправедливость в сообщении Совета безопасности России – в стране истрачено больше половины запасов нефти, точнее, более корректно — больше половины доказанных запасов нефти. Почему в России, нефть которой не «стреляет», а не в Саудовской Аравии, нефть которой в каждом осколке каждого теракта…

Мировой спрос на нефть с каждым годом увеличивается – вместе с возвращением мировой экономики в нормальное русло. В 2011 году ежедневный спрос увеличится на 2% и составит 88 млн баррелей, хотя в лучшие времена доходил до 95 млн баррелей.

Однако, у OPEC – свой взгляд на рост спроса. По ее прогнозу ожидается его увеличение не на 2%, а на 5%, и произойдет оно не Европе, а, в основном, в Азии — Китае и Индии, на Ближнем Востоке и в Латинской Америке.

Этот прогноз ничего хорошего – в смысле сокращения финансирования террора, не сулит. Наоборот, это делает будущее террора светлым и безоблачным, ибо, по решению OPEC, именно Саудовской Аравии, вместе с Эмиратами, поручено удовлетворить возникший дополнительный спрос.

Решено увеличить мощности добычи Саудовской Аравии до 4 млн баррелей в день, что выведет ее на первое место в мире, а прибыль вырастет на 40%.

Кстати сказать, потребности возникшего дефицита нефти в Латинской Америке удовлетворит, судя по всему, еще один «друг» мирового капитала — Венесуэла. Правда, там ей конкуренцию может составить Бразилия, которая, образно говоря, сидит на нефти. Притом – высококачественной, залегающей на шельфе у берегов этой страны.

Ударить по террору могло бы снижение мировых цен на нефть. Такое возможно?

Да, считают эксперты, опрошенные Би-Би-Си. В последние 2 недели – с началом египетских событий и при наличии тенденции к росту, цены на нефть наступили на «психологическую границу» $100 за баррель. Но удержаться на ней вряд ли удастся.

Аналитики Всемирного банка заявляют – такая стоимость нефти не соответствует интересам мировой экономики. И хозяйка положения, все же, она — экономика, а не нефть и нефтяные спекулянты. Это убедительно показал мировой кризис.

Кстати сказать, в России это хорошо понимают – не случайно уже несколько лет руководство страны активно работает над продвижением национальных исследований в области технологий.

Но беда (для стран, страдающих от террора) в том, что себестоимость добычи нефти в арабских странах – самая низкая в мире. К примеру, она в 2 и более раз ниже российской.

А потому арабов устраивает даже такая низкая цена как $40-45 за баррель, что привело бы любую другую страну-поставщика нефти на грань краха.

Любопытная коллизия: для России рост мировых цен на нефть жизненно важен — для наполнения бюджета. Но как быть с тем, что вместе с этим растет и финансирование террора, от которого страдает, в том числе, и сама Россия?

Вы думаете – нет разрешения этой дилеммы? Ошибаетесь – оно есть, и звучит примерно так: да – будут теракты, с этим ничего не поделаешь, но мы (руководство страны) будем бороться, зато наполнится бюджет, люди получат средства на существование, то есть, будет решена главная задача правительства…

То, что от терактов гибнут люди – издержки в борьбе за выживание.

Эта формула – в разном виде, в разной интерпретации, но с одинаковым результатом работает во всех странах мира, в том числе, в Израиле.

И приходится признать – государство, рассуждая подобным образом, право.

Однако пока производителям нефти беспокоиться не о чем — в новом году ее стоимость будет колебаться в пределах $70-90 за баррель.

Любопытно, в части цен на нефть многое зависит от США – ее ежедневно учитываемых запасов нефти и топлива, финансовой и рыночной политики. Если США по-прежнему будут печатать банкноты и играть на ослабление доллара, цены на нефть будут в районе $90 за баррель, если не будут этого делать — $70.

Ценовая политика Саудовской Аравии – любопытна. И мы интересуемся ею как спонсором террора. На это указал Мухаммедгали Хузин — второе лицо Центрального духовного управления мусульман России.

Муфтий заявил СМИ — весьма опасно, что «Саудовская Аравия и Пакистан усиленно распространяют ваххабизм саудитского розлива и радикализм с фанатизмом пакистанского покроя».

Муфтий считает (вне нашей темы) — самое печальное для России заключается в том, что труды египетских «Братьев-мусульман» миллионными тиражами на русском языке распространяются по всей России, и, по его мнению, «все хорошо знают — чем, в конечном счете, это обернется». Терактами…

Но нас интересует Саудовская Аравия. Она поступила странно — на гребне арабских волнений уже в марте объявила о повышении цены на все виды экспортируемой нефти для США — на $0.4 за баррель. А вот для стран Средиземноморья, наоборот – цены снизятся на $1.8-2.3 за баррель, а для азиатских покупателей – на $0.15-0.6 за баррель.

Правит бал в этой стране Saudi Aramco — национальная нефтяная компания. Она — крупнейшая нефтяная компания мира по показателю добычи нефти и размеру нефтяных запасов, составляющих 260 млрд баррелей — около четверти мировых разведанных запасов нефти. Saudi Aramco – крупнейшая в мире по стоимости бизнеса, по разным данным – от $790 до $900 млрд.

Поговорим о технических и финансовых аспектах нефтяного бизнеса, чтобы понять связь между нефтью и террором и то, как долго эта связь будет продолжаться.

Правда ли, что истощаются мировые запасы нефти? Мировые – нет, а вот у отдельных стран, в первую очередь, Норвегии и России, да. «Нет» — ибо запасы нефти увеличиваются за счет битумных песков, содержащих углеводороды. А запасы газа – за счет сланцевых газов. Ни того, ни другого в России нет.

Зато есть у России арктический шельф – самый большой среди стран по берегам Арктики. Но нет у России ни технологий, ни соответствующей техники, ни транспорта, ни средств.

Не беда — сегодняшний мир таков, что было бы куда их приложить, а уж они-то легко найдутся. Что и доказала недавняя сделка Роснефти с British Petroleum.

Трудно говорить о нефтяных запасах стран мира. С учетом арктического шельфа – самые большие запасы у России. С ней конкурирует Венесуэла, которая сама назначила себя нефтяным лидером мира, заявив — ее запасы достигли 297 млрд баррелей.

Коль скоро это так – а исключить полностью это заявление было бы неразумно, то Венесуэла по запасам опередила Саудовскую Аравию.

Какова финансовая сторона нефтяного бизнеса? На примере мирового нефтяного гиганта — британо-нидерландской корпорации Royal Dutch Shell — второй по величине компании в мире и первой в Fortune Global 500.

За 2010 год чистая прибыль Shell почти удвоилась – до $18.6 млрд. Произошло это благодаря увеличению добычи нефти и повышению мировых цен. За это же время акции компании выросли на 27%.

Shell, как и подобает нефтяным компаниям, активно развивается — в 2011 году запланированы капитальные вложения в размере $25 млрд. При этом от $4 до $7 млрд будет вложено в разведку новых месторождений (нефтяных и газовых), а на $8-14 млрд планируется приобрести активы других компаний.

Любопытная деталь – Shell рассматривала возможность поглощения своего конкурента British Petroleum, акции которой резко упали в цене после катастрофы в Мексиканском заливе. Но «несчастных британцев» спасла Роснефть, пригласившая их работать на арктическом шельфе.

И здесь есть интересный, я бы сказал – соревновательный, аспект: Shell, как и конкуренты, имеет планы, технологии и средства по нефтедобыче в Арктике. Она осваивает уже открытое месторождение в море Бофорта в районе Аляски, возле западной части Канадского арктического архипелага, покрытом ледяным панцирем.

Улыбнемся — относительно делимитации морской границы в море Бофорта существует ожесточенный спор между США и Канадой.

Что радует в будущем мира нефти, если она до него доживет: черной маслянистой жидкостью «зальют» весь удвоившийся автопарк мира арктические страны, среди которых нет арабских нефтяников.

Но есть надежда – нефть до своего будущего не доживет…

Вопрос в другом – доживем ли мы…

COMMENTS

WORDPRESS: 0
[an error occurred while processing the directive]